Интервью о мастерской «Трилибонзи»


Deprecated: Функция title с версии WPSEO 14.0 считается устаревшей. Альтернативы не предусмотрено. in /home/c/ci09661/public_html/wp-includes/functions.php on line 4723

Deprecated: Функция WPSEO_Frontend::get_title с версии WPSEO 14.0 считается устаревшей. Альтернативы не предусмотрено. in /home/c/ci09661/public_html/wp-includes/functions.php on line 4723

Марина Стульникова побеседовала с мастером витража и мозаики Еленой Охановой, которая работает со взрослыми ребятами в нашей мастерской Трилибонзи. О работе со стеклом, о мечтах и планах читайте в этом интервью. И не забывайте, что именно благодаря вашей поддержке ребята с аутизмом могут заниматься и создавать красивые вещи.

М.: Здравствуйте. Расскажите о себе.

Л.: Меня зовут Елена Оханова, я живу в Костроме, я коренная костромичка. Имею высшее педагогическое образование и психологическое. В фонд Открыть Мир я пришла по стечению обстоятельств, по приглашению, вести занятия по арт-терапии в 2011 году.

М. : С кем вы занимаетесь в мастерской? Чем вы занимаетесь с ребятами?
Л.: В мастерской я занимаюсь с ребятами, с юношами и девушками с аутизмом, мы делаем изделия из стекла, в технике стеклянной мозаики. Собираемся пробовать фьюзинг.

М.: Почему витраж, стекло? Это не опасно?
Л.: Витраж и стекло — любимые материалы в искусстве. У стекла есть прозрачность, фактура, цвет. Они помогают создать настроение вокруг себя, из них можно сотворить чудо, которое изменит твое настроение. Некоторая опасность есть, пока ребята с тяжелыми нарушениями, которым нужно много поддержки, не посещают наши занятия. Нужны добровольцы, которые смогут сопровождать ребят в работе, а также помогут подготовить и адаптировать материалы. Во время работы со стеклом мы используем средства защиты. Редко, но случается, что подростки могут порезаться — небольшая царапина на пальце. Но мы и не хотим ребят ограждать от опасного настолько. Они должны учиться технике безопасности и знать зачем, например, надевать перчатки. Еще у нас есть инструмент, который позволяет работать с стеклом абсолютно безопасно, поскольку выдает стекло с безопасными краями.

«Трилибонзи — я слышу в нём звон стекла — это сплошные ассоциации».

М.: Что получается у ребят? Что пока сложно?
Л.: У каждого нашего студента — свой «конек». У Влада получается лучше всех колоть стекло, а Алена лучше всех клеит по рисунку, Саша очень аккуратно работает — выверяет рисунок. Самая большая сложность — это чистка стекла. Очень трудно привести изделие в презентабельный вид, потому что нужно много усилий и ребята быстро устают.

М.: Елена, как вы думаете, есть ли успехи у ребят с того времени как они начали заниматься?
Л.: Конечно есть, конечно. Мамы удивляются, они не думали, что их дети способны на такие вещи. Они привели их на свой страх и риск, но сейчас видят, что ребята очень многое могут. Определенно есть рост у каждого.

М.: Что помогает в организации занятий? Какие стратегии поддержки людей с аутизмом вы используете?
Л.: У нас есть визуальная поддержка, у ребят есть таймеры и личное расписание. Это помогает им.

М.: Мастерская называется Трилибонзи. Что это значит?
Л.: Трилибонзи — ничего не значит (улыбается), это я придумала слово, чистый футуризм. Я слышу в нём звон стекла — это сплошные ассоциации.

М.: Я знаю, что вы в конце прошлого года были в центре Антон тут рядом. Расскажите о поездке. Что вам запомнилось больше всего? Что бы вы хотели использовать в вашей мастерской?
Л.: Очень хорошая мастерская, мне очень понравились там. Там много юношей и девушек с аутизмом (студентов), которые оказались очень приветливыми. Тьюторы и мастера душевно нас приняли. Мне понравилась «прогулка» в расписании для студентов, и досуговая деятельность, как они отдыхают. Изделия очень интересные, благодаря правильному соотношению возможностей студентов и потребностям рынка — продукт получается эффектный, на него есть спрос. Я приобрела себе чайничек. Хотелось бы и у нас добавить досуговую составляющую в расписание.

М.: Как вы думаете полезны ли ребятам с аутизмом такие занятия? Зачем они нужны?
Л.: Ребята ждут наших встреч, им интересно, они чувствуют необходимость в занятиях. Взрослым людям с нарушениями развития сложно устроиться на работу, практически невозможно, мероприятий, которые не связаны с их профессией — редкость. Наша мастерская — это возможность почувствовать себя нужными, почувствовать ответственность за свое дело, приобретаются профессиональные навыки, формируются взаимоотношения внутри группы, ну и это рост самосознания. Некоторые ребята добирались сначала с родителями, сейчас самостоятельно — это прямой показатель роста.

М.: Какие мечты у вас, связанные с мастерской? Вот если представить мастерскую через год – какая она?
Л.: Я хочу, чтобы были заказы, чтобы было успешное развитие. Известность, чтобы не зарастала народная тропа, чтобы люди хотели помочь нам. Ведь для ребят так важно то, что они делают. И хочется, чтобы люди тоже могли оценить их работы.

М.: Что нужно сделать для того, чтобы это получилось?
Л.: Нужно время, ресурсы и вдохновение.